Глава 40 28 февраля, 2015 год 12 страница  

Глава 40 28 февраля, 2015 год 12 страница

Я вижу укор в глазах доктора.

- Я все помню, но ее сложно переубедить, если она что-то решила.

- Следующий приступ она вряд ли перенесет. Имейте это в виду.

Его слова словно лезвие ножа у моего горла, отчего перехватывает дыхание. В груди болезненные ощущения.

- Я позабочусь о бабушке, - уверяю врача.

Он смотрит на меня с недоверием.

- Можно мне к ней пройти? - заламываю пальцы.

- Только ненадолго.

Я буквально бегу к палате. Перед дверью останавливаюсь и пытаюсь отдышаться. Медленно открываю двери и вхожу. Внутри все сжимается при виде бледного лица бабушки. На цыпочках подхожу к ней и аккуратно беру за руку. Она немного холодная. Зажимаю ее между своими ладонями.

Наблюдать за тем, как подымается и опускается грудь бабушки, приносит мне такое счастье, что я готова кричать от радости. Я готова часами наблюдать за этим. Мысленно благодарю Бога и родителей за такой подарок.

Не знаю, сколько я стою у кровати бабули, но вот она открывает глаза. Ей требуется время, чтобы узнать меня. Как я ни пыталась сдержать слезы, пару слезинок все равно скатываются по щекам.

- София, - бормочет бабушка.

- Я здесь, бабуля, - произношу хриплым голосом.

На лице бабушки появляется едва заметная улыбка.

Нахожу стул у противоположной стены и сажусь у кровати. Беру руку бабушки и подношу к губам.

- Прости меня, бабуля.

Прикрывает глаза, дав понять, что не сердится на меня.

- Мне так стыдно за свое поведение.

- После поговорим, - слова бабушке даются с трудом.

- Я люблю тебя, - наклоняюсь и целую в щеку. За несколько часов проведенных в больнице, ее кожа успела впитать запах медикаментов.

- Проснулись, Инга Владимировна, это прекрасно, - улыбаясь, доктор подходит к кровати.

Получает ответную улыбку от бабушки.

- Вашу внучку мы отправим домой. Она устала с дороги. А утром София навестит Вас, договорились? – его вопрос относится к нам обеим.

Бабуля кивает в знак согласия.

- До завтра, бабуля! - прижимаюсь к ее щеке, испещренной мелкими морщинами.

С тяжелым сердцем покидаю палату. В дверях оборачиваюсь и вижу тоску в глазах самого родного человека. Отправляю бабушке воздушный поцелуй, заставив тем самым уголки ее губ подняться.

Надежда Ивановна кормит нас сытным ужином, хотя аппетита у меня нет. Когда Юрий Николаевич и Антон оставляют нас одних мама Инны откашливается, привлекая наше внимания.

- София, послушай, - что означает - разговор будет серьезный, - я отношусь к тебе как к дочери, поэтому должна это сказать. Я сама была молодой, поэтому прекрасно понимаю студенческие годы, веселье, друзья, первая любовь, но так вести себя не подобает девушке.

Я сгораю от стыда.

- Инга Владимировна всю душу в тебя вложила и она не достойна того, чтобы наблюдать твой позор.

- Мама! – прерывает ее Инна.

- Лучше пусть услышит от меня, - Надежда Ивановна бросает на нее недовольный взгляд.

- София, итак извела себя.

- Вы правы, Надежда Ивановна, бабуля не заслужила такого, мне очень стыдно за свое поведение.

- Будьте благоразумными. Ваши взлеты и падения мы переживаем сильнее своих, - ее тон смягчается.

Принимаемся убирать со стола, а Надежда Ивановна уже не касается темы моего недостойного поведения в кафе. Но чувство вины и сожаления грызет меня изнутри. Я понимаю, что мне пора взрослеть и нести ответственность за свои поступки. Пожалуй, хватит прятаться от проблем, а начать уже их решать.

Прощаюсь с родителями Инны, и мы втроем идем ночевать в нашу квартиру. Я чувствую умиротворение и покой, зайдя домой. Друзьям стелю в зале, а сама отправляюсь в свою комнату.

Пред сном мои мысли занимает только бабуля. Знаю, разговоры в нашем городке еще долго не улягутся. Мне нужно отправить ее подальше от города после больницы. Например, санаторий ей пойдет только на пользу. Завтра позвоню Кириллу и узнаю, где отдыхали его бабушка и дедушка.

Глава 30

Февраля, 2015 год

Впервые за несколько недель я выспалась. Видимо домашняя обстановка способствует этому. Ищу глазами телефон. Наверно оставила в сумке. Судя по голосам, Инна и Антон уже проснулись. Захожу в зал и вижу их, сидящими на диване.

- Доброе утро! – убираю волосы в небрежный пучок.

- Как спалось? – интересуется подруга.

- Наконец-то я выспалась, - улыбаясь, говорю я.

- Отлично, а теперь идем завтракать. Мама уже ждет.

- Сейчас, только пижаму сниму.

Переодеваюсь в старый спортивный костюм. Нахожу телефон, и мы идем в квартиру родителей Инны. На ходу проверяю пропущенные звонки. Несколько раз звонили Аня и Слава. Один от Адамиди. Как долго он будет стремиться поговорить со мной?

- Я приготовила бульон для Инги Владимировны, - Надежда Ивановна ставит перед Антоном уже третью вазу с вареньем.

Инна кивает на стол и хихикает.

- Клубничное мое любимое варенье, - Антон расплывается в улыбке.

- Кушай-кушай, Антоша, я вам собой еще две банки положу, - Надежда Ивановна гладит будущего зятя по спине.

Приятно смотреть на такие теплые отношения.

- Мы отвезем тебя в больницу и поедем в город, - Инна внимательно на меня смотрит.

- Я на автобусе доеду. Зачем вам делать круг.

- Софийка, какой автобус, - вставляет Антон.

После завтрака собираю все необходимое для бабушки.

- Мне нужно купить бабуле фрукты, - говорю я, закрывая квартиру.

- Мы подождем тебя в машине, - Инна берет с моих рук пакет и передает Антону.

Бегу в местный магазин. Впереди две соседские бабушки. Они оборачиваются, когда я вхожу в здание. Приветствую их. Сверлят взглядом и цедят сквозь зубы «Здравствуй». Прошу продавца взвесить яблоки и бананы, но тут мое внимание привлекает разговор покупательниц.

- Кто бы мог подумать, что город так испортит ее! – восклицает первая бабушка.

- Такой воспитанной девушкой была, - присоединяется к ней вторая.

Не сложно догадаться о ком они говорят. Сжимаю руки в кулаки от злости.

- Надо было ее не отпускать в город, - не унимается первая.

- Что-нибудь еще желаете? – обращается ко мне продавец.

- Нет, спасибо, - расплачиваюсь и иду к дверям.

- Молодежь нынче совсем стыд потеряла, - доносится вслед.

Теперь я уверенна, что бабуле необходимо уехать из города, хотя бы на некоторое время.

- Что с тобой?- спрашивает Инна, когда я сажусь в машину.

- Ничего.

- Только мне не ври. Что произошло в магазине?

Рассказываю ей инцидент, а также идею о санатории.

- Думаю, ты права. Пусть Инга Владимировна отдохнет. Ей это пойдет только на пользу. А на разговоры не обращай внимания. Люди всегда найдут повод для сплетен.

К сожалению, я дала им огромное поле для воображения. Но сейчас меня волнует только самочувствие бабушки. Набираю номер Кирилла, чтобы узнать у него о санатории. Он обещает в скором времени предоставить мне информацию о нем.

- А ты что собралась на отдых? Может, тогда лучше на море съездить? – смеясь, спрашивает Кирилл.

- Я хочу бабушку отправить в санаторий, - объясняю ему.

- Если для нее, то это хороший вариант. Мои старички оттуда такими энергичными приезжают, особенно дед.

- Тогда, я жду твоего звонка. Кристине привет от меня. Пока.

- Пока, Софийка!

Инна с Антоном подвозят меня к воротам больницы. Прощаюсь с ними и быстрым шагом направляюсь в здание.

Бабушка встречает меня с улыбкой на лице.

- Привет! Как ты себя чувствуешь? – обнимаю ее и дольше обычного держу в своих объятиях.

- Ты снова пропускаешь пары, - речь бабушки уже внятнее.

- Не переживай, я все отработаю, - размыкаем наши объятия.

- Со мной все хорошо. Возвращайся в город.

- Бабуля, можешь даже не стараться меня уговаривать. Я остаюсь дома.

- Но доктор даже приблизительно не знает, когда меня выпишет из больницы.

- Я уеду, когда ты поправишься, и это не обсуждается.

Бабушке ничего не остается, как смириться с моим решением. Я решила обсудить это видео с бабулей, но позже. Видимо, она тоже пока не хочет касаться этой темы.

В час медсестра выгоняет меня из палаты. До четырех еще достаточно времени. Поэтому придя домой, съедаю БигБон и начинаю уборку. Дойдя до комнаты бабули, оглядываюсь по сторонам. Думаю, пора сменить обои. На днях нужно заглянуть в строительный магазин.

До семи нахожусь у бабушки. В основном она расспрашивает об учебе, плавно обходя неприятную тему.

Не успеваю я вставить ключ, как из соседней квартиры выходит Надежда Ивановна. Мне не удается отказаться от ее приглашения на ужин. Еще час я провожу у родителей Инны.

Когда остаюсь одна в квартире, у меня нет сил ни на тоску, ни на воспоминания. Принимаю душ, но мою встречу с Морфеем прерывает звонок от Адамиди. Как обычно слушаю песню Джеймса Бланта, пока не завершается звонок. Я откидываюсь на подушку, и снова играет мелодия. Жду, когда ему надоест мне звонить. Но, песня звучит уже четвертый раз, и я поднимаюсь, чтобы отключить. К моему удивлению, это Аня так настойчиво.

- Привет.

- Неужели, ты соизволила со мной поговорить, - острит подруга.

- Прости, я думала это Адамиди, поэтому не отвечала.

- Он до сих пор пытается с тобой поговорить? - уже обычным голосом говорит Аня.

- Да. Кажется, разговора с ним не избежать.

- Ты больше себя накручиваешь. Поговорите, расставите все точки над «i». К тому же ты еще не скоро приедешь. Кстати, как твоя бабушка себя чувствует?

- Сегодня уже лучше.

- Отправь мне сообщением свой адрес.

- Зачем? – подгибаю под себя ноги.

- Завтра приеду к тебе в гости.

- Здорово, но это пару часов езды, если не больше.

- Обижаешь. Разве я не убедила тебя в том, какой я отличный водитель?

Мы обе смеемся.

- Хорошо, скину, как поговорим. Тогда захвати мою пряжу и ноутбук.

- Это все пожелания?

- Да.

- До завтра. Я скучаю по тебе.

Слова подруги трогают меня за душу.

- Я тоже по тебе скучаю, Аня. Спокойной ночи.

- Целую тебя.

Сразу после завершения звонка отправляю ей сообщение с адресом. Кутаюсь в одеяло и засыпаю.

Глава 31

Февраля, 2015 год

- Как приятно смотреть, когда вы улыбаетесь, Инга Владимировна! – доктор появляется в дверях.

- Все благодаря Вашим золотым рукам, Аркадий Петрович, и моей внучке, - бабуля смотрит на меня с такой любовью, и от этого внутри все сжимается.

- Я оставлю вас, - выхожу в коридор.

Чтобы себя чем-то занять, рассматриваю плакаты на стенах. Как же сложно устроен человеческий организм! Самое прекрасное создание из всех существ на Земле! Я смотрю на строение сердечно-сосудистой системы и не перестаю этому удивляться. Сердце выполняют одну из главных функций в нашем организме – кровообращение. Пока в груди бьется сердце - мы живем. Наверно поэтому этот орган ассоциируется и с любовью.

- Можете проходить в палату, - доктор прерывает мои размышления.

- Аркадий Петрович, сколько бабушка будем лежать в больнице?

- Сложно сказать, но если будет продолжать в этом духе, то, скорее всего, на следующей неделе я смогу ее выписать, - подмигивает мне.

- Я спрашиваю, потому что хочу отправить ее в санаторий.

- Прекрасная идея. Сейчас это именно то, что ей нужно.

- Значит, я буду ориентироваться на следующую неделю?

- Все зависит от самочувствия Инги Владимировны, - Аркадий Петрович улыбается и направляется в соседнюю палату.

- У меня хорошие новости, - интригую бабулю, - если ты будешь во всем слушаться доктора, то на следующей неделе тебя выпишут. И это не все, - глаза бабули тут же начинают сверкать от услышанного известия, - после больницы ты поедешь в санаторий.

- Санаторий?! – с удивлением смотрит на меня.

- Да.

- Но это стоит немалых денег. Мы не можем себе этого позволить.

- Бабуля, твое здоровье намного важнее. К тому же я не думаю, что это стоит больших денег.

- София, не знаю, что и сказать. Думаю, это лишнее.

- Я все решила.

Бабушка лишь качает головой в ответ.

- Я сегодня приду позже. Ко мне Аня приедет.

- Аня?

- Да, решила меня навестить.

- У тебя прекрасные друзья и я очень этому рада! Цени и береги дружеские отношения, - сжимает мою руку.

С больницы я буквально лечу домой. Надо успеть что-нибудь приготовить. С момента приезда я толком и не заглядывала в холодильник и уж тем более не готовила. По дороге покупаю хлеб, и пирожное к чаю. Как я и предполагала, в морозилке лежат пельмени. Не помню ни одного случая, чтобы у бабушки не лежали заранее налепленные вареники или пельмени. Вода закипает. Я собираюсь, закинуть пельмени, как раздается звонок в дверь. Бегу открывать. Не смотря в глазок, распахиваю дверь. Аня бросается меня обнимать, но тут я замечаю Славу, улыбающегося мне в ответ.

- Ну как ты, моя хорошая? – подруга целует в щеку.

- Хорошо. Тебя ждала. Слава, как я рада тебя видеть, - обнимаюсь со своим сокурсником, - проходите.

- Как у вас уютно! - Аня заходит в кухню, после осмотра квартиры.

- Сейчас пельмени будут готовы.

За обедом мы делимся последними новостями. Мои касаются лишь бабушки. Сокурсники рассказывают особые моменты, происходившие на парах. Слава и Аня поддерживают мою идею с санаторием.

- Я знаю, что рано или поздно бабуле придется выслушать эти гнусные сплетни, но я хотя бы отсрочу этот момент.

- Конечно, в санатории она окрепнет, успокоится, - замечает Слава.

- Значит, Адамиди не оставляет попыток поговорить с тобой? – подруга меняет тему разговора.

- Не напоминай, - смеюсь я.

- Кажется, он до сих пор не вышел на работу, - вставляет Слава.

- Надеюсь, с ним все в порядке, - с тревогой в голосе произношу я.

- Вот и поинтересуйся у него, когда позвонит, - предлагает Слава.

- А Макс? – подруга вопросительно смотрит на меня.

- Что Макс? – ставлю кружку на стол.

- Он звонил тебе хоть раз? – Аня смотрит на меня с прищуром. - Я так и знала!

- Он не обязан этого делать, - встаю на его защиту.

- Хотя бы мог поинтересоваться самочувствием твоей бабушки!

- Не забывай, мы уже не вместе.

- Это не оправдание. Тем более он знает, что у тебя из родных только бабушка и эта история с видео тоже связана с Максом, - не унимается подруга.

- Прекрати, здесь нет его вины, - с серьезным видом смотрю на нее.

Друзья, к сожалению, не смогли остаться с ночевкой. С грустью иду провожать их до машины.

- Если понадобится какая-либо помощь - сразу звони, - напоследок говорит Аня.

- Спасибо тебе за все.

Провожаю машину глазами и иду в квартиру. Собираю продукты бабуле и отправляюсь в больницу. Пока я отсутствовала, в палате появилась новая пациентка. Я застаю двух бабушек за разговорами. В семь как обычно медсестра просит покинуть палату.

Вечер посвящаю вязанию. Нужно закончить до отъезда кардиган для Галины Николаевны. В десять мобильный оповещает о звонке Адамиди. Я тянусь к телефону, но так и не решаюсь ответить. Это не телефонный разговор.

Глава 32

Февраля,2015 год

Наверно у каждого бывают сумасшедшие дни. Сегодня у меня один из них, когда нужно успеть сделать все, что запланировала. С утра галопом понеслась к бабуле. Потом обратно домой, чтобы приготовить обед и снова в больницу. Теперь бегу в строительный магазин за обоями. А потом начнется самое интересное обдирание обоев. Никогда не клеила обои одна. Надеюсь, я справлюсь. Обязана! Хочу, чтобы бабушка, приехав домой любовалась своей комнатой. Видимо, чувство вины до сих пор меня съедает. Не знаю, заглажу ли я ее когда-нибудь перед бабулей.

Люди совершают поступки, не подумав как они отразятся на близких. К сожалению, я оказалась из числа этих людей. И теперь бабуля расплачивается за мое поведение ценой своего здоровья. Мне нет прощения! Но что сделано - не исправить, а вот проявить заботу и впредь не совершать глупости это вполне реально.

Прохожу отдел с краской, керамической плиткой и, наконец, вижу цель своего прихода в магазин. Краем глаза замечаю знакомое лицо. Меня тотчас переполняет гнев. Валентина Николаевна - мама Юли, рассматривает плинтуса. До сих пор не верю, что эта женщина смогла так со мной поступить. Мы прекрасно знаем друг друга. За одиннадцать лет, что я проучилась в школе, мы встречались практически каждый день. Будучи работником школьной библиотеки, она не раз помогала мне в выборе книг и у нашего класса всегда были привилегии при получении учебников. Всегда улыбчивая и приветливая она в первую очередь интересовалась самочувствием бабушки и моей успеваемостью. В голове не укладывается, как после такого человек вставляет тебе нож в спину? Видимо, я абсолютно не разбираюсь в людях.

Я дохожу до отдела, где она стоит, и все же решаюсь поговорить с ней. Она отходит в сторону, чтобы пропустить меня, но поняв, кто стоит перед ней, окидывает высокомерным взглядом.

- Валентина Николаевна, скажите, сердечный приступ моей бабушки стоил того?

- Вот только не нужно обвинять меня в этом!

- Именно вы показали видео, - внутри все кипит от того, что эта женщина даже не испытывает чувства вины, - Вас не посещала мысль, что все могло закончиться трагично?

- Надо вести себя подобающим образом! - цедит сквозь зубы.

- Вместо того, чтобы поливать меня грязью, Вы бы лучше следили за своей дочерью! - знаю, это непорядочно с моей стороны, но мне захотелось отплатить ей той же монетой.

- Не тебе говорить о морали! - багровеет от злости.

Жаль, что она понятия не имеет о жизни своей дочери, а может старательно скрывает. Разворачиваюсь, чтобы уйти, но ее слова останавливают меня.

- Наконец, все увидели, какая на самом деле гордость нашей школы! Уже никто не будет восхищаться твоим умом и целомудрием! - судя по голосу, она действительно рада этому факту.

Теперь все становится на свои места. Элементарная зависть сподвигла ее на этот поступок. Одно из самых ужасных чувств, которое испытывает человек. Она разрушает все на своем пути, и в первую очередь самого человека, испытывающего это омерзительное чувство. Бросаю на нее взгляд полный жалости. Мне нечего сказать ей, вряд ли она меня услышит.

Продолжаю свой путь к нужному отделу. Настроение, конечно, слегка подпорчено, но ничто не помешает мне сделать сюрприз бабуле. Определившись с цветом и рисунком жду, когда вынесут рулоны. А когда появляется парень с десятью рулонами, я думаю, как их донесу до дома. Продавец аккуратно складывает их в два пакета, и я сгорбленная от ноши выхожу из магазина. Глазами ищу такси, так как понимаю, что до остановки мне не реально дойти.

- Софийка! - ко мне на встречу бежит Артем.

- Привет, Артем! – ручки пакетов «режут» пальцы.

- Давай, помогу! – освобождает меня от тяжести. - Ого! Что у тебя там? Кирпичи? – заглядывает в пакет.

- Обои, - растираю ладони друг от друга.

- Решила ремонт сделать?

- Да, в комнате бабули.

- Я слышал, Инга Владимировна попала в больницу. Как она себя чувствует? – кивает в сторону машины своего отца.

- Уже лучше.

Не знаю, стоит ли ехать с ним в одной машине. Разговоров итак хватает с лихвой, а тут мы еще будем разъезжать с ним вместе.

- Я поймаю такси, - оглядываюсь по сторонам, но как назло нет ни одной машины.

- Софийка, в том, что я подвезу тебя до дома, нет ничего плохого.

Мне становится неловко оттого, что он понимает, почему я не хочу ехать с ним.

- Ты же знаешь, почему бабушка в больнице. Лишние разговоры мне ни к чему, - ищу в его глазах понимания.

- А что такого, если одноклассник подбросит тебя до дома? Тем более мне по пути.

- Даже не знаю, - жаль, что у меня не сохранилось ни одного номера такси в телефоне.

- Пакеты очень тяжелые! – напоминает Артем.

- Ладно, поехали, - на улице уже темнеет. Такими темпами я до восьми вечера не доберусь до дома. Оглядываясь, словно преступница, сажусь в машину.

- И давно ты приехала домой? – Артем выезжает на дорогу.

- Во вторник.

Все еще сомневаюсь, правильно ли я поступила, сев к нему в машину.

- Когда обратно?

- Не знаю. Все зависит от самочувствия бабушки.

- Мне жаль, что так вышло. Кто бы мог подумать, что от нашего поцелуя будет столько последствий, - искренне говорит он.

- Да уж, роковой получился поцелуй, - выдавливаю улыбку.

- Мама мне весь мозг вынесла расспросами. Думает, что мы встречаемся.

Ошарашено смотрю на него. Только этого мне не хватало!

- Ты же сказал, что это не так?

- Да, но ее трудно в чем-то переубедить. Она еще в школе мне все твердила, приглядись к Софие. Смотри, какая хорошая девочка, - не сводит глаз с дороги.

Даже не знаю, что на это сказать. Возникает неловкая пауза.

- Если соберешься в город в воскресенье, дай знать. Меня отец повезет, - Артем переходит на нейтральную тему.

- Не думаю, что до этого времени бабушку выпишут.

- Это не твой парень стоит? – Артем пристально смотрит в лобовое стекло.

Он явно ошибается, потому что Макс понятия не имеет, где я живу. Но моя уверенность улетучивается, когда мы подъезжаем к подъезду. Возле черной Тайоты стоит высокий парень, в котором я узнаю Макса. Он стоит, прислонившись спиной к машине, ноги скрещены в районе щиколоток. Сердце бешено отбивает ритмы. Возможно от неожиданного появления Макса, возможно до боли дурацкой ситуации, где я снова будут выглядеть не в лучшем свете, а возможно от страха перед неизвестностью. Машина останавливается, и я не сразу спешу выйти из нее.

- Надеюсь, он не накинется на меня с кулаками, только потому, что я подвез тебя, - Артем пытается пошутить, но я вижу, что он тоже волнуется.

- Я тоже на это надеюсь.

Хотя не вижу никакой причины размахивать Максу кулаками. Официально мы не пара. Открываю дверцу и выхожу, перед этим громко выдохнув. Одновременно со мной покидает машину и Артем.

Заметив меня, Макс поднимает голову и бросает недокуренную сигарету в снег. Я слежу за траекторией полета окурка и смотрю, как он гаснет, едва коснувшись снега. Две великие стихии снова столкнулись. И на этот раз победу одерживает вода.

Постепенно лицо Макса от задумчивого меняется на серьезное, в котором он пытается скрыть злость. Впервые, при этом я испытываю радость, потому что это означает лишь одно – у него есть ко мне чувства.

Спокойной походкой направляюсь в его сторону. В голове полная каша. Мысли путаются. И лишь сердце ликует при виде любимого человека, смотрящего на меня исподлобья.

- Привет! – единственное, что сейчас приходит на ум.

- Привет!

Странно, что нам нечего сказать. Не стыдясь, мы рассматриваем друг друга, иногда встречаясь взглядом.

- Не ожидала тебя здесь увидеть, - наконец, мои слова выстраиваются в предложение.

- Как бабушка?

- Хорошо, - засовываю руки в пальто.

- Прости, я не знал, иначе давно позвонил бы.

- Все в порядке. Ты не обязан... – не договариваю то, что итак ясно.

- Ты из больницы едешь? – Макс делает вид, что не замечает присутствия Артема в пяти шагах от нас.

- Не совсем. Была в строительном магазине. Артем помог довезти обои до дома.

- Я занесу их в квартиру, - Макс отталкивается от машины и делает шаг вперед.

Я теряю дар речи и иду за ним, боясь худшего. Артем пинает ботинком обледенелый комок снега. Обгоняю Макса, чтобы самой вытащить пакеты из машины. Макс берет их из моих рук, но прежде чем уйти бросает как бы случайно:

– И сколько у вас стоит такси?

Я понимаю, что ему неприятно видеть меня рядом с Артемом, но зачем грубить человеку, который просто помог мне.

- Понятия не имею, - резко отвечаю я.

Окинув брезгливым взглядом Артема, он идет в сторону подъезда. Я задерживаюсь, чтобы попрощаться с одноклассником.

- Извини, иногда Макса заносит, - виновато смотрю на одноклассника.

- Не надо за него извиняться. Увидимся, Софийка, - Артем запрыгивает в машину и уезжает.

- Пока, - говорю ему вслед, хотя он уже не слышит меня.

Я спешу догнать Макса, который практически дошел до подъездной двери.

- Какой этаж? – спрашивает Макс, зайдя в подъезд.

- Второй.

Я иду впереди, размышляя о том, что он здесь делает. Рада ли я этому? Безумно! Боюсь ли я пересудов? Безусловно.

- Проходи, - придерживаю для него входную дверь.

Макс ставит пакеты на пол и оглядывается по сторонам.

- Держи, Кирилл просил передать, - протягивает мне визитку.

- О, спасибо, - говорю я, когда понимаю, что это контактные данные санатория.

Раздается сигнал моего телефона. Я отвечаю, на ходу снимая верхнюю одежду.

- Здравствуйте Семен Александрович! - глазами указываю Максу, чтобы проходил.

- София, ты почему не позвонила и не сказала, что Инга Владимировна заболела? Если бы не Дима мы так и не узнали бы. Как она себя чувствует?

Дядя отчитывает и засыпает меня вопросами одновременно. Разговаривая с ним по телефону, параллельно наблюдаю за Максом, который из зала идет в комнату, совмещающую в себе кабинет и библиотеку. Интересно, о чем он думает сейчас?

- Я приеду на днях, - сообщает Семен Александрович.

- В этом нет необходимости. Бабуля идет на поправку.

- Не спорь со мной. Как подвернется свободный день от операций – я сразу приеду.

- Хорошо, - сдаюсь я.

- Ну, а ты как сама?

- Все хорошо. Завтра буду клеить обои в спальне бабушки.

Услышав мои слова, Макс разворачивается ко мне лицом. В руках у него рамка с моей фотографией, которую бабуля обожает. Именно поэтому она стоит на письменном столе. На фото мне 15 лет. Изменилась ли я с тех пор? Макс опускает глаза на фотографию.

- До встречи, София!

- До свидания, Семен Александрович! Вашей семье «привет» от меня.

Завершаю звонок и наблюдаю за Максом, прислонившись к дверному косяку.

- Сколько тебе лет на этом фото? – улыбаясь, спрашивает Макс.

- 15.

- Ты не изменилась, - словно прочитав мои мысли до этого, говорит Макс.

- Я буду на кухне, - надо угостить дорогого гостя чаем.

В кухонном окне мелькает моя улыбка, которую я не в силах сдержать. Одного присутствия Макса в квартире достаточно, чтобы я порхала, как бабочка. Вспоминаю, как встретила его у офиса с другой девушкой. Улыбка меркнет. Кажется, я позволила себе лишнее. Макс из вежливости навещает меня. Можно сказать дружеский жест. Вот только в качестве друга я его видеть не хочу. Но если не будет другого выбора – придется смириться.

- Когда выписывают Ингу Владимировну? – Макс садится за стол.

- Возможно на следующей неделе. Потом отвезу ее в санаторий, - ставлю перед ним тарелку с жарким.

- Позвони мне, я знаю, как туда доехать.

Я замираю на миг. Зачем он это делает?

- Почему ты здесь? – вопрос вырывается сам собой.

- Хочу тебе помочь, - немного помолчав, отвечает он.

Это не то, что я хотела услышать, но, тем не менее, радует, что ему не безразлично, что происходит в моей жизни.

За ужином мы говорим на нейтральные темы. Как хорошо, что у нас есть общие друзья! Разговоров о них хватит на целый вечер. Макс поглядывает на часы. Значит, собирается уходить. Не хочу его отпускать.

- Мне пора, уже девять.

- Поздно. На улице метель. Опасно ехать. Оставайся, утром поедешь, - выпаливаю я и тут же краснею.

Макс обдумывает прежде, чем ответить. Секунды кажутся вечностью.

- Если только я буду спать в твоей спальне. Мне она понравилась, - на лице играет его прелестная улыбка.

«Все, что ты пожелаешь!» - хочется крикнуть.

- Конечно, я лягу в комнате бабули.

Надеюсь, я смогу уснуть, зная, что в соседней комнате спит Макс.

- А ты клей купила? – неожиданно спрашивает Макс.

- Клей?

- Ты сказала, что будешь клеить обои. В пакете я не обнаружил клей.

- Совсем вылетело из головы. Завтра придется снова ехать в строительный.

- Я отвезу.

- Хорошо, - убираю грязные тарелки в раковину, - можешь пока телевизор посмотреть.

- С удовольствием. Забыл что это такое.

Макс оставляет меня одну на кухне. Упираюсь ладонями в столешницу, чтобы отдышаться. Не знаю, правильно ли я поступаю, оставив его ночевать, но я не могу его отпустить. Не могу и не хочу! Если есть хоть один шанс восстановить наши отношения – я использую его. Глупо отрицать свои чувства к Максу. Я устала заниматься самобичеванием. Я хочу быть с ним. Но сначала надо выяснить, что за девушка была с ним возле офиса. К тому же надо объясниться с бабулей. Я смогу! Она поймет меня. Я надеюсь на это.

Я практически домываю посуду, когда в кухню входит Макс, протягивая мне телефон. Не могу понять выражения его лица. Он серьезен или зол.

- Пойду, покурю на площадке.

Высветившийся номер Адамиди объясняет все.

- Как же ты не во время звонишь, Иван Сергеевич, - с досадой произношу я.

Тру ладонью лоб. Макс мог подумать что угодно. Сначала подвозит Артем, теперь звонит Адамиди. Всё против меня!

- Спокойной ночи, София, - Макс проходит мимо кухни.

- Спокойной ночи.

Выключаю свет на кухне и плетусь в спальню бабули. Вспоминаю, что не захватила пижаму. Иду в свою комнату. Стучусь. Получив разрешение, вхожу. Макс в одних боксерах сидит на кровати. Пожираю его глазами.


1913027981446681.html
1913058715934325.html
    PR.RU™